Main Page Site map Contact English En Russian Ru

Finno-Ugric.com

Internet Project: Finno-Ugric Peoples and Languages

How to save the estonian language in the Omsk oblast

КАК СОХРАНИТЬ ЭСТОНСКИЙ ЯЗЫК СРЕДИ ЭСТОНЦЕВ ОМСКОЙ ОБЛАСТИ?

В 2019 году планируем организовать курсы эстонского языка. Свои предложения по организации или возможному участию пишите в группу "Эстонцы Омской области" в Одноклассниках или Ивану Убалехту

ВВЕДЕНИЕ

В данной статье рассматривается следующая проблема: в среде эстонцев проживающих на территории Омской области эстонский язык вытесняется из сферы повседневного общения русским языком. Рассматривается, то на сколько этот процесс закономерен и неизбежен. Рассматривается исторический контекст и приводится пример с ливским народом. Делается вывод о том, что вытеснение эстонского языка из сферы повседневного общения, это потеря всего одной (хоть и важной) области применения языка, есть и другие области, в которых эстонский язык мы можем сохранить. Рассматривается как в сложившейся ситуации эффективно сохранять эстонский язык, на что сделать акценты и обратить внимание.

ДИГЛОССИЯ, «ВЫСКОКИЕ» И «НИЗКИЕ» ЯЗЫКИ.

Начну несколько из далека. Довольно часто в истории так случалось, что целые народы находились в состоянии так называемой диглоссии. Диглоссия – это особый вид двуязычия (билингвизма), при котором в обществе два языка (или иногда две формы одного языка) сосуществуют вместе и применяются их носителями в различных функциональных сферах. При этом один язык определяется как «высокий», а второй как «низкий» [1 c.57], [2].

Функциональная область высокого языка – это обычно сфера административного делопроизводства, культуры, философии, литературы, юриспруденции, науки. Высокий язык обычно усваивается искусственным образом, через обучение.

Функциональная область низкого языка – это как правило сфера повседневного общения на различные темы бытового характера, народный фольклор, анекдоты и т.д. Низкий язык усваивается естественным образом, что называется, с молоком матери.

Примеров диглоссии мы можем найти множество. Например, языковая ситуация в средневековой Германии, Ирландии, Польше, когда в качестве низких языков использовались родные языки местного населения, а в качестве высокого языка – латынь. У европейский евреев в качестве разговорного (низкого) языка использовался идиш, ладино и другие языки, а в качестве высокого – иврит. Бывают случаи когда оба языка были родственными. Например, в средневековой Руси – церковнославянский (который являлся диалектом староболгарского) и древнерусский. В арабском мире – классический арабский – язык Корана и множество разговорных диалектов арабского языка.

Понятно, что эстонский язык долгое время был низким языком (до XIX века), высокими языками, на эстонской земле, были тогдашние формы немецкого, датского, шведского языков. Ещё раз повторю, что в термине «низкий» язык нет ни чего обидного – он просто отражает характер освоения языка и область его использования.

СОВРЕМЕННАЯ ЯЗЫКОВАЯ СИТУАЦИЯ.

В современной России, для коренного русского населения никакой диглоссии нет. Современный русский язык – является очень мощным идиомом, сочетает черты и высокого и низкого языка, и подходит для любых функциональных сфер. Совсем другая ситуация для ряда других народов РФ, для них диглоссия существует.

Что касается эстонцев живущих на территории России, в Омской области в частности, то в прошлом, для многих наших предков, живших на хуторах и в отдалённых либо моноэтнических деревнях, диглоссия была действительно жизненной реальностью. Они в семьях говорил и пели песни на эстонском языке (причём часто на своих родных, не нормированных диалектах эстонского языка – выру, мульги, говор сету), а с соседями и органами власти общались на русском.

Сейчас следует констатировать факт – что для большинства эстонцев в Омской области диглоссия в прошлом. Если я не прав пишите в комментариях. Большинство эстонцев в Омской области в бытовой, «низкой сфере» уже использует русский язык. Но посыпать голову пеплом здесь не стоит, это естественный процесс. Глобализация по миру шагает семимильными шагами, СМИ, Интернет, высокая мобильность населения делает своё дело. С этой проблемой уже столкнулось множество других малых языков.

Но делать то, что-то нужно! Мы ведь хотим сохранить эстонский язык, в Омской области!

Я предлагаю следующий взгляд на эту проблему с вытекающими из этого практическими шагами по сохранению языка. Эстонский язык в «низкой сфере», в диаспоре, уже вытеснен, либо будет вытеснен в ближайшее время. Фиксируем этот факт, ничего тут не поделаешь. Но удивительным образом, эстонский язык, для эстонцев в диаспоре может стать высоким языком. То есть языком песен и поэзии, языком фольклора, языком Калевипоэга, языком лютеранских богослужебных гимнов, языком специфически-эстонских бытовых ситуаций (например, традиционные свадебные обряды, национальная кухня).

Вообще сфера фольклора, народных песен обычно относится к «низкой сфере» применения языка и раньше у эстонцев так и было. Но в современном глобализованном мире мы обычно сакрализуем старину, традиции, фольклор и удивительным образом, эта когда-то «низкая область» применения языка становится для нас высокой!

Конечно, сказанное выше не исключает и некоторого сохранения языка в сфере повседневного общения, например, общения по Skype с родственниками и друзьями из Эстонии, просмотра эстонский каналов на YouTube.

ЧТО ПРЕДПРИНЯТЬ И НА ЧТО РАССТАВИТЬ АКЦЕНТЫ.

1. Предпринять нужно очевидное и напрашивающиеся само собой действие – нужно создать кружок или курсы эстонского языка. Как организовать и охватить эстонцев проживающих на больших расстояниях друг от друга в Омской области, это тема для отдельного обсуждения, пишите в комментариях Ваши предложения, пока можно начать с города Омска. Сейчас в Омской области довольно много людей для которых русский язык является языком повседневного общения, но которые сохраняют эстонское этническое самосознание (или помнят о своих эстонских корнях). Важно не упустить этот важный момент и сохранить эстонский язык среди них хотя бы как высокий язык – язык культуры, который специально искусственно изучается.

2. Как было сказано выше, нужно понимать, что в ближайшее время, у нас в диаспоре, эстонский язык будет окончательно вытеснен из сферы бытового общения. Относиться к этому нужно без излишнего трагизма, язык для большинства людей часто является просто инструментом, а не самоцелью и если он утратил свою необходимость в какой-либо функциональной области, например, в области бытового общения – люди не будут его использовать, как ты их не заставляй. Важно то, что бытовое общение – это всего лишь одна из сфер применения языка, есть и другие сферы. Нужно помнить, что у нас есть совершенно огромная сфера применения эстонского языка, которую у нас ни кто не отнимет – это сфера культуры! Поэтому нужно делать упор на культуру. Эстонская культура – это культура с величайшими песенными традициями. Есть замечательный эстонский фольклор, классические литературные произведения, эпос «Калевипоэг», есть местные варианты фольклора которые мы должны бережно фиксировать и изучать.

3. В будущем подход к освоению эстонского языка молодым поколением в диаспоре будет характерен для высоких языков – то есть через искусственное обучение, например, на языковых курсах. В связи с этим нужно обратить внимание на то, что высокие языки обычно являлись престижными, то есть помогали носителю либо продвигаться по иерархической лестнице либо помогали оставаться просто средним, культурным членом общества, как в случае классического арабского или иврита в прошлом. Поэтому у людей был стимул тратить время на изучения языка который не использовался в быту.

Эстонский язык для многих не ассоциируется с престижным языком. Это не английский и не немецкий, его знание не сулит повышения по службе. Для исправления этой ситуации и повышения престижа эстонского, нужно проводить большую работу среди потомков эстонцев перешедших на русский. Люди должны увидеть, что эстонский язык является престижным языком. Работа по такой мотивации – это тема отдельного большого обсуждения. Скажу только то, что в такой работе ни чего особо выдумывать не нужно. Мы ведь видим, что Эстония – это успешная европейская страна, с высоким уровнем жизни. Так же знающий эстонский может легко перейти на финский и освоиться в Финляндии. Так что практических преимуществ в знании эстонского языка можно найти множество, главное правильно их преподнести.

В качестве примера рассмотрим такой народ как ливы. Я считаю, что ливы – это хороший пример довольно успешного сохранения этноса, в ситуации похожей на нашу. Ливы – это малый финно-угорский народ, родственный эстонцам, проживающий в Латвии [3]. Когда-то ливы были довольно большим и сильным народом, германцы их именем назвали целый большой регион – Ливонию (Лифляндия, эст. Liivimaa). По разным причинам, со временем, их численность резко сократилась. Последними людьми для которых ливский язык был родным и которые использовали его в быту, были Виктор Бертольд (1921 – 2009) и его жена Марта (1925 – 1994). Самым последним человеком для которого ливский язык был первым, являлась Гризелда Кристинь (Бертольде) (1910 – 2013). Не смотря на то, что не осталось людей для которых ливский язык был родным и которые его использовали бы как низкий язык в быту – ливы тем не менее существуют и продолжают говорить на ливском языке! Для этих современных ливов, ливский язык – это высокий язык, язык культуры, который они специально изучают.

Усилия по сохранению языка для ливов не пропадают даром. Правительство Латвии официально признаёт ливов отдельным коренным народом, финансирует их культурные проекты, территория под название «Ливский берег» объявлена, правительством Латвии, культурно-охраняемой территорией [4]. Это показывает, что сохранение языка в любой форме способствует повышению статуса этноса на данной территории и может принести ему пользу. В отличии от ливов, язык которых так и останется в статусе языка культуры (хотя пример иврита показывает, что может быть и возрождение), у эстонцев диаспоры есть земля на которой их пусть даже искусственно сохранённый язык может быстро расцвести и превратиться в полнокровный, живой язык!

ЗАКЛЮЧЕНИЕ И ВЫВОДЫ.

- Рассмотрены понятия: «Диглоссия», «Высокий язык», «Низкий язык».

- В связи с процессами глобализации многие малые языки вытесняются из сферы повседневного общения, включая и эстонский язык на территории Омской области.

- Вытеснение эстонского языка в диаспоре из сферы бытового общения печальный, но неизбежный процесс. Не нужно делать из этого трагедию, а быть готовым к этой изменившейся ситуации. Предпринимать действия, например, по созданию курсов изучения эстонского языка.

- В статье показано, что эстонский язык можно сохранять неопределённо долго как высокий, искусственно изучаемый язык, с применением его в довольно широкой области культуры (песни, фольклор, религия, литература). Мы теряем (и то надеюсь частично) только сферу повседневного, бытового общения.

- В статье показано, что так как в ближайшем будущем эстонский язык у нас в области будет передаваться в основном искусственным путём (например, на языковых курсах, если, конечно, мы сможем их организовать), то нужно обратить особое внимание на развитие мотивации людей для изучения языка. Ведь некоторым кажется, что эстонский язык не обладает престижным статусом и у них может отсутствовать мотивация тратить на него своё время.

ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ИСТОЧНИКИ

1. Живов В.М. История языка русской письменности: В 2 т. Том I. М.: Русский фонд содействия образованию и науке. 2017. - 818 с. ISBN 978-5-91244-184-4
2. https://ru.wikipedia.org/wiki/Диглоссия
3. https://ru.wikipedia.org/wiki/Ливы
4. http://www.suri.ee/etnofutu/3/doc/heina-v.html

(c) Иван Убалехт